hozhai (hozhai) wrote,
hozhai
hozhai

Category:

Париж – город «утюгов»

Заключительная часть моих путевых заметок. Когда будут готовы фотографии, отредактирую и повешу на свой сайт. А пока пусть в сыром виде в LJ повисит.

Часть 3. Париж – город «утюгов»

53.
Пока еду в поезде, прикидываю, может ли парижанин смотаться на выходные на Средиземное море. Расклад такой:

Время в пути в один конец: 4 часа чистого ж/д-времени плюс ожидание.

Цена билетов:
Мой билет от парижского аэропорта в Руасси до Нима стоил 91 евро. Билет от Нима до Лионского вокзала в Париже стоит 68 евро. (С чем связана разница в ценах – не знаю.) Ну и билет от Нима до моря стоит 8 евро в один конец.

Получается, что теоретически примерно за 200 евро парижанин может в течение суток смотаться к южному морю, искупаться, отобедать и вернуться обратно в Париж. Но, ясен пень, в реальности мало кто на это пойдёт (я так думаю). Из Парижа гораздо быстрей можно добраться до моря на севере.

54.
Прибываем в Париж. Мне заранее сказали, что к стоянке такси надо идти вдоль платформы, затем вниз и налево. Но и без инструкций заблудиться сложно: висят указатели.

55.
Гостиницу заказал себе ещё в Москве через туристическую фирму. Думал выйдет дешевле. Во всяком случае, в своё время гостиницу в Мюнхене мне было гораздо выгодней заказать через московскую турфирму, а не напрямую.

С Парижем такая штука не срабатывает. Что сам бы я заказал номер, что это делает для меня фирма-посредник – цена одна.

Одноместное размещении в гостинице 2-звезды обходится мне в 75 евро в сутки. Для справки: номер в отеле 3 звезды стоит порядка 100 евро. Московские фирмы размещают туристов, как правило, в двухзвёздных отелях: 25 евро на 6 дней = 150 евро – солидная прибавка к стоимости тура для российского туриста.

56.
Отель расположен неподалёку от станции метро Cadet. Если на карте соединить Лувр с собором Сакре-Кер на Монмартре – то получается примерно посередине.

57.
Такси быстро довозит меня до отеля. Обошлось в 12 евро.

Про парижских таксистов мне уже успели наговорить всякого-разного. И то они делают не так, и это – не сяк. Но я ни с чем таким не сталкиваюсь. Вполне услужливые и нормальные ребята. Возле отеля наблюдаю сценку: другой водитель такси (афрофранцуз) выходит из машины и бежит вдогонку за девушкой: она что-то забыла в салоне. Возвращает её потерю. Оба улыбаются друг другу. Расходятся.

В общем, я могу сказать про парижских таксистов только хорошее. 

58.
Номер, конечно, существенно отличается от номера в 4-звёздочном отеле  города Нима. Но я не привередлив. Жалею только об отсутствии кондиционера. Жара-с.

Забавно ещё вот что: комната, в которой мне предстоит проспать три ночи, имеет 8 углов. Но санузел ещё затейней: в нём аж 9 углов!

Однако, веселей всего выглядит лифт: в нём с трудом размещается один человек + одна сумка. Никогда бы не подумал, что такие лифты бывают на свете!

59.
С учётом того, что приезжаю в Париж всего на 2,5 дня планы мои скромны: Лувр, Эйфелева башня и Собор Парижской Богоматери. Остальное – по обстоятельствам.

60.
Пока разместился, умылся, передохнул и т.п. уже идёт седьмой час.  Вечереет.

Собираюсь и иду на юг. Туда, где когда-то размещалось «чрево Парижа». Население попадается разноцветное. Складывается впечатление, что в этом отношении Париж не сильно отличается от Лондона или Нью-Йорка.

61.
Дохожу до Музея им. Помпиду. То самое здание, что «трубами наружу». В жизни оно мне кажется привлекательней, чем на фотографиях. Говорят, что с крыши этого здания открывается неплохой вид на Париж. Впрочем удостоверится в этом не имею возможности: слишком краток мой визит, слишком много хочется посмотреть…

62.
Подхожу к фонтану Стравинского. Затейная ерундень. Любят французы учудить что-нибудь эдакое.

63.
Направляюсь к Pont-Neuf, как ни парадоксально: одному из самых старых парижских мостов через Сену. От него отправляются прогулочные судёнышки для туристов.

Беру билет и буклет. Буклеты надо брать самому из ячеек стойки-сетки. Каждый из них на четырёх языках, поэтому надо не ошибиться  и не взять по ошибке вариант, который не сможешь прочесть. Не знаю, есть ли вариант на русском. Я беру буклетик с французским и английским текстами. 

Прохожу на верхнюю открытую палубу. В пути девушка-гид комментирует на французском и английском проплываемые достопримечательности. Доплываем до Эйфелевой башни, разворачиваемся и плывём обратно.

Затейно выглядят некоторые набережные: они двухуровневые, причем на первом уровне у воды растут деревья.

На обратном пути огибаем острова Сите и Сен-Луи с юга и возвращаемся к Pont-Neuf.

Для первого знакомства с городом – неплохо и достаточно.

64.
Ужинаю в небольшом недорогом ресторанчике. Цены чуток повыше чем в Провансе. Там можно было поесть за 15 евро (закуска+основное блюдо+напиток+мороженое). Тут примерно за то же самое надо выложить уже двадцатку.

65.
На следующий день сразу после завтрака решаю отправится в собор Сакре-Кер (Святого Сердца). Резоны просты: пока ещё не слишком жарко, в монмартрскую гору шагать веселей. На финальном участке можно воспользоваться фуникулёром, но я отметаю эту возможность как неспортивную.

Возле собора – смотровая площадка. Можно бросить взгляд на Париж с высоты. Эйфелева башня почти незаметна: виднеется где-то справа из-за препятствий.

Посещаю собор.

66.
Возвращаюсь уже другим маршрутом. Для разнообразия. Держу курс на Лувр.

С сожалением отмечаю, что Париж – довольно грязный город. Возможно, я не заметил бы этого, если бы приехал сюда, скажем, из Нью-Йорка. Но я-то прибыл из Прованса. С прованскими городами в первую очередь и сравниваю.

Другая причина заметности грязи – относительная теснота. Одно дело – кинуть пяток окурков в моём московском дворе, и совсем другое – на тесных миниатюрных улицах Парижа.

67.
Париж поначалу представляется мне каким-то уж чересчур одинаковым во всех направлениях.

Но! Тут же попадаю на интересную небольшую круглую площадь! Беру свои слова назад: среди общей одинаковости попадаются островки «удивительной оригинальности».

68.
Париж – город «утюгов». Я имею в виду дома, противоположные стены которых сходятся под острым углом. Причина проста: на парижских перекрёстках часто сходятся пять и более улиц. Эта лучевая структура и порождает дома-утюги.

Конечно, тут нет столь величественного «утюга», как нью-йоркский Flatiron Building, но зато их тут много…

Отель, в котором я остановился, то же расположен в «утюге».

69.
Дохожу до Лувра. Увы, по вторникам он закрыт. Значит, надо обязательно попасть сюда завтра, в среду.

Стеклянная пирамида в жизни смотрится получше, чем на фотографиях. Но всё равно: штуковина довольно инородная!

70.
Иду к Собору Парижской Богоматери. Туристов у собора – изрядно. Но очередь движется быстро. Несколько минут – и я уже в соборе. Обхожу собор, смотрю на витражи, прохожусь за алтарём. (Как и многие другие европейские соборы той поры, Нотр-Дам построен так, что прогулка за алтарём возможна).

Присаживаюсь на лавку. Наблюдаю, как какой-то священник общается с группой прихожан в той части собора, что ближе к алтарю. И как только им удаётся поддерживать подобающее состояние духа: ведь собор внутри напоминает скорей оживленную рыночную площадь!

71.
Выйдя на улицу, обхожу Нотр-Дам вокруг. Собор почему-то представлялся мне гораздо бОльшим, чем он есть на самом деле.

72.
Направляюсь к Дворцу Правосудия. На его территории находится известная часовня La Sainte Chapelle.

При входе полицейский просит открыть мой фотокофр: при просвечивании рентгеном ему показалось, что у меня там лежит что-то подозрительное. Что это? Нож? Ах, нет, это, оказывается, шариковые ручки! Проходите, месье!

Выход – через главные ворота Дворца Правосудия. Впору представить себя комиссаром Мегре. 

Рекомендация туристу: если уж попали в Париж и находитесь на острове Сите, то не поленитесь потратить 6,5 евро и посетить Святую Капеллу. Оно того стоит! Действительно – чудо готики, как пишут о Капелле в путеводителях.

73.
Ещё немного прогуливаюсь по центральным островам Парижа и иду в метро. Пора освоить этот парижский вид транспорта.

Разовый билет стоит 1,40 евро. Продаются и блоки билетов (carnet), и проездные, и специальные билеты для туристов. Но мне разбираться во всём этом большого резона нет. Беру разовый билет и подхожу к турникету со створками. Как и в Москве, в Париже можно встретить людей, пытающихся чуток пожульничать, например, пройти вдвоём по одному билету.

В метро можно взять бесплатный буклет со схемами городского транспорта Парижа: Paris Tourisme. Если он не лежит в открытом доступе, то следует спросить его в кассах.

74.
Знаете ли вы как устроены французские числительные? Очень презабавно, доложу я вам.  Семьдесят – это «шестьдесят десять», а девяносто два – это «четырежды двадцать двенадцать». Вот точно так же и парижское метро: причудливое хитросплетение линий, но привыкнуть можно.

Главное – знать номер (цвет) нужной ветки и название конечной станции требуемого направления. Последнее – весьма важно: можно угодить не на ту платформу. Поменять направление быстро не получится: платформы разных направлений разделены рельсами.

Двери поездов закрываются автоматически, а вот открывать их надо вручную. Я столкнулся с двумя типами отпирающих штуковин: зелёная кнопка и вращающаяся ручка.

В вагонах сиденья расположены не друг против друга, а по типу «купе». Такая конфигурация сидений делает вагон очень тесным. Возле дверей имеются откидные сиденья.

Мне довелось слышать, как объявляют названия станций, только на одной линии. На остальных (из тех, которыми довелось воспользоваться) объявляют всё что угодно, только не названия станций: приходится ориентироваться визуально. Так что, никаких тебе «двери закрываются».

75.
Да, вот ещё что. Неоднократно слышал, что пользоваться метро в Лондоне, Париже, Нью-Йорке небезопасно.

Опасения во многом надуманные! Во всех этих городах днём метро представляет собой вполне безопасное и надёжное средство передвижения. Конечно, московское метро и мне представляется удобней и красивей, но и в упомянутых городах особо опасаться метро, на мой взгляд, причин нет.

76.
Приезжаю в район гостиницы. Обедаю в ресторанчике и отправляюсь в номер повалятся на кровати часика эдак полтора.

77.
После отдыха отправляюсь к Эйфелевой башне. Но путь мой – вовсе не прямой. На метро доезжаю до моста Александра III. Прогуливаюсь по мосту. Осматриваю снаружи Grand Palais и Petit Palais. И иду к Собору Инвалидов.

Могила Наполеона мне неинтересна. А вот в «инвалидских» окрестностях прогуливаюсь с интересом.

Далее мой путь лежит через Марсово поле к Башне.

78.    
За 11 евро покупаю билет на самый верх сооружения Эйфеля. По четырём «ногам» ходят лифты на первые два уровня. Далее надо выходить на промежуточной смотровой площадке и пересаживаться в центральный лифт, который везёт уже на самый верх.

Везде очереди. Впрочем, продвигаются они довольно быстро.

79.
Лифт довозит до закрытой площадки. Чтоб подняться на самый верх, надо преодолеть ещё одну небольшую лестницу.

Voila! Что ж подняться стоило. Изгиб Сены, Трокадеро, небоскрёбы Дефанса на горизонте – посмотреть свысока на любой город интересно!

Начинает накрапывать небольшой дождик. Откуда он взялся посреди жары – неизвестно!

80.
Вдоволь насмотревшись на Париж сверху, спускаюсь вниз, перехожу через Сену  и иду к Трокадеро. Там встречаю туристов-соотечественников: бабушка и внучка. Взаимно фотографируем друг друга на фоне Эйфелевой башни.

81. 
Неподалёку отсюда начинается улица Пасси, которую Бальмонт назвал «парижским Арбатом». Не могу удержаться, чтобы не взглянуть.

Первые же сто метров этой улицы разочаровывают: ничего арбатского в ней не нахожу. Дальше идти не хочется…

Говорят, во времена Бальмонта на улице были русские ресторанчики. Возможно, они сохранились и поныне… Не знаю. Разворачиваюсь и возвращаюсь на набережную.

82.
По набережной иду до Place de l’Alma. Тут у моста над туннелем, в котором погибла принцесса Диана, стоит скромный памятник – копия золотого огня статуи Свободы.

Всё. На сегодня хватит. Ныряю в метро: Alma-Marceau. На выходе из своего метро заскакиваю в McDonald’s: беру пару сэндвичей на вынос. Идти ужинать в ресторан нет ни сил, ни желания.

Попутно вспоминается сцена из «Криминального чтива»: «Знаешь как французы называют Биг Мак? Лё Биг Мак!» 

83.
На следующий день прямо после завтрака отправляюсь в Лувр. Кассы открываются в 9:00. Я появляюсь возле пирамиды без десяти. Длинный хвост очереди причудливо загибается, вытягивается вдоль фонтана и свисает ко входу в соседний квадратный дворик.

Однако опасения излишни. Ровно в 9 очередь приходит в движение. В 9:15 я уже внутри пирамиды. В 9:20 уже покупаю билет за 8,50. Беру план этажей. Задумываюсь: в какой вход пойти. Их три: Denon, Richelieu и Sully.

Впрочем, раздумывать долго не приходится. В  Richelieu и Sully идут лишь единицы, а вот на эскалаторе Denon – устойчивый людской ручеёк. Сомнений нет! Вливаюсь – и уже через несколько минут поток выносит меня к ней. К Моне Лизе, конечно же.

Возле неё постоянно толпится народ. Но подойти поближе и взглянуть на таинственную улыбку – не проблема. Тех, кто задерживается возле полотна совсем уж неприлично долго, смотритель просит отойти и освободить место для других желающих. Но не возбраняется вернуться к картине вновь. В общем, проблем с созерцанием нет.

84.
Вообще, похоже, Лувр стал заложником одной картины. Все идут сюда, прежде всего, чтоб взглянуть на Джоконду. Чуть более продвинутые туристы осматривают также скульптуры Ники Самофракийской и Венеры Милосской.

По большому счёту, это хорошо. Отсмотрев «обязательную тройку», многие туристы Лувр покидают и не мешают другим смотреть, то, что им нравится.

Я конечно же не ставлю целью осмотр всего Лувра. Иду туда, где мне интересней всего. Задерживаюсь у Эль Греко. Заглядываю к Рембрандту. Осматриваю залы французской живописи. И т.п.

85.
Есть ли в Лувре картины русских живописцев? Да. На третьем этаже в самом конце крыла Richelieu висят две картины: Левицкий и Боровиковский. Не смог удержаться и навестил соотечественников.

86.
Через три часа восприятие замыливается. Что ж пора на волю. Главное ведь – не всё осмотреть, а удовольствие получить. Покупаю несколько книжек в магазинчиках Лувра и выхожу на улицу.

87.
Основная программа выполнена! Осталось ещё полдня плюс несколько часов следующего дня.

Для начала решаю прогуляться по Елисейским Полям.

Покупаю багет с ветчиной и сыром и бутылочку газировки (опять, где-то около 7,5 евро). В Тюильри присаживаюсь на лавочку и решаю перекусить. Кстати, помимо лавочек в парижских скверах есть и стулья. Их можно взять и поставить туда, куда хочешь. 

За едой приходит мысль: что-то в Париже не видать воробьёв. Голуби, вОроны, ворОны наблюдаются. А воробьёв что-то не видно. (А как же  Пиаф?) Впрочем, одного воробья наконец-то замечаю. Ну, и славненько.

88.
Дохожу до Триумфальной арки. Увы, прогулка по Елисейским Полям оказалась довольно скучной. Если вы располагаете ограниченным временем, то можете смело исключить Champs Elysees из программы посещения Парижа. Но, конечно, совет справедлив в том случае, если вы не приехали специально в магазин Картье или не решили заняться ещё каким-то эксклюзивным шопингом.

У арки сажусь в метро и возвращаюсь в отель. Пару часиков отдохнуть не помешает.

89.
Уже писал про французскую заторможенность. Ещё раз вспоминаю про неё в связи с парижскими бистро. Как известно, легенда гласит, что слово «бистро» происходит от русского слова «быстро». Так, мол, в 1814-15 годах русские нетерпеливые казаки поторапливали французских официантов.

Полагаю, что казаки были не нетерпеливыми, а самыми обычными. Я бы даже сказал: в меру ленивыми. Русские всё же, как ни как, были дядьки… Но и их французская коматозность изрядно доставала. Вот и кричали: «Быстро! Быстро!».

90.
После отдыха решаю съездить на другой берег Сены. Бульвар Сен-Жермен, Сорбонна, Монпарнас, Люксембургский сад.

На метро добираюсь до площади Сен-Мишель. Здесь от фонтана, изображающего Архангела Михаила, попирающего дракона, я и начинаю свою прогулку по Латинскому кварталу.

Интересные параллели: в Москве и Лондоне дракона поражает Св. Георгий Победоносец. В Москве – на гербе города, в Лондоне – на колонне, установленной неподалёку от Вестминстерского аббатства. В Париже  миссия борьбы с драконами возложена на Архангела Михаила, покровителя Франции.

91.
Иду по бульвару Сен-Мишель. Делаю петлю в сторону Сорбонны.

Как и Московский Университет, Сорбонну охранят тамошняя полиция. Но на этом сходство и заканчивается.

Иду к Пантеону. Далее – Люксембургский сад. Действительно, очень красивый парк. Нисколько не жалею, что выкроил время заглянуть сюда.

Присаживаюсь на лавочку. Неподалеку мальчишки играют в мяч. Чем-то я им, видимо, не понравился: стараются как бы невзначай попасть мячом по моей персоне. Качаю головой и иду в другое место. Сад большой, места всем хватит.

92.
Парижский бульвар – просто улица, вдоль которой растут деревья. В недалёком прошлом так выглядели и многие московские улицы. Ныне же из-за страшной загазованности большинство деревьев в центре Москвы погибло. Как выживают деревья в Париже, мне не ведомо. Хотя трафик в Париже не столь мощный… Да и машины меньше всякой дряни в воздух выбрасывают.

В общем, по сравнению с нынешней Москвой, Париж смотрится безавтомобильным городом. Пробки, конечно, случаются и тут, но до московских пробок, бессмысленных и беспощадных, им далеко.

В городе можно заметить и велосипедистов, и тех, кто предпочитает мотороллеры. Их не так много, как, скажем, в Италии. Но и в Париже на двухколёсном транспорте можно встретит людей вовсе немолодых.

93.
В чём народ ходит по Парижу? Да кто как! В этом Париж похож на другие мировые столицы: Лондон и Нью-Йорк. Хоть шубу надень и пляжные тапки – мало кто удивится! Впрочем, «голые пупки» встречаются крайне редко.

Ещё для парижан характерно переходить улицу на красный свет светофора. Ну, совсем как в Москве.

94.
Вечером примыкаю к группе соотечественников и иду поужинать в итальянский ресторанчик, расположенный рядом с гостиницей.

Хозяин перевидал многих русских, но тут получает возможность крайне удивиться: «Как? Вы говорите по-французски? Впервые вижу русских, говорящих по-французски!» Вот ведь как!

95.
Иду в гостиницу. В кафешках и ресторанчиках люди смотрят на телеэкраны.

Прихожу в гостиничный номер. Выглядываю из окна. В нескольких окнах напротив опять-таки светятся экраны телевизоров.

Народ смотрит матч «Германия-Италия». Французы болеют за итальянцев.

Обнаруживаю, что наличных осталось мало: надо бы прогуляться до банкомата. Но тут матч заканчивается! Италия забивает в дополнительное время. На улицах появляются группки болельщиков. Воздух наполняется звуками пищалок, дуделок и т.п. Ничего крамольного не происходит, но решаю не рисковать: прогуляюсь до банкомата завтра с утречка.

96.
Утром после завтрака укладываю сумку. Пора в Москву. Уж без малого две недели во Франции.

Куда бы ещё прогуляться на дорожку? Иду по rue La Fayette в сторону Опера. В банкомате снимаю наличные расплатиться с таксистом. Вот и всё. Случится ли ещё побывать в Париже? Как знать…

От Галерей Лафайет и Оперы возвращаюсь в отель по бульварам Haussmann и Monmartre.

97.
Когда-то, давным-давно, Париж представлялся мне крайне романтичным местом. Однако, после визита я бы не рекомендовал Париж для романтического путешествия. Город очень интересный. Это да. Но, увы, не такой уж и романтичный, как мне казалось когда-то. Есть города и поромантичней: Флоренция, Венеция… да тот же Лондон…

Впрочем, возможно это погрешность восприятия. Романтизм ведь не в городе, а в душе! Видать, мало романтизму во мне осталось.

98.
Накануне я и несколько моих соотечественников договариваемся с неким Эдуардом, который обещает довезти нас в аэропорт по-дешёвке на своём минивэне. Армянин. Говорит по-русски. В общем, решили рискнуть. Но в назначенное время Эдуарда нет. Звонит в отель, говорит, что стоит в пробке. Но и через полчаса его нет. Опять звонок: говорит, что будет минут через 20. Наше терпенье лопается: идём к портье и вызываем обычное такси.

Портье вызывает такси и говорит: я сразу был против вашей договоренности с Эдуардом, но решил не вмешиваться: клиент всегда прав! В общем, всячески дистанцируется от Эдуарда. Ха! Так я ему и поверил! Наверняка в доле и теперь боится, что мы, разозлённые Эдуардом, будем плохого мнения и о его заведении.

Впрочем, винить кроме себя некого! Жадность, однако.

Едем в аэропорт на регулярном такси. И опять никаких претензий. Таксист и багаж помогает разместить и, приехав в аэропорт, сам бежит узнать, к нужному ли входу привёз нас.

В общем, искать на грош пятаков смысла не имело. Парижские такси вполне оправдывают свои деньги.

99.
Французы любят организовывать вместо нескольких очередей одну большую: стоишь в одной очереди, а потом идёшь к первому освободившемуся окошку.

В аэропорту эта идея срабатывает плохо. В одной очереди оказывается и человек, у которого вылет через 2 часа, и человек, у которого вылет через 30 минут.

Впрочем мне волноваться не о чем. Запас по времени есть.

На досмотре ботинки французы снимать не заставляют. Но никак не могут понять: почему на меня реагирует металлоискатель. В конце концов машут рукой: иди, мол. Разгадка проста: в суете я забыл выложить мобильник из заднего кармана брюк.

В дьюти-фри на вылете работает негр, прекрасно говорящий по-русски. Говорит, учился в Москве. Хороший парень: по мере необходимости приходит на помощь русским, не знающим никакого языка, кроме родного.

100.
Проходя в салон самолёта, беру свежий номер «МК». В нём статья «Смерть на автопилоте. Кто виноват в трагедии авиалайнера А-320?»

Прекрасное чтиво! Тем более, что мы примерно на таком же аэробусе и летим!

Пишут: «Самолёт А-320 имеет ряд новаторских конструктивных особенностей, которые иногда вместо того, чтобы помогать в пилотировании, лишь мешают пилоту принять верное решение в критической ситуации. Например, боковая тензоручка управления самолётом…»

Эх-ма! Надеюсь, наш пилот сможет справиться с этой тензоручкой!

Tags: article, dybr, stories
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

  • 4 comments