March 8th, 2021

Hozhai Cat

Весенний меморандум о любви как о болезни, передающейся и распространяющейся

Да, любовь вполне можно трактовать как диагноз. Как недуг.
        
А если говорить о ней в этом контексте, то надо заметить, что есть тут и свои любовь-диссиденты, не верящие в реальность болезни. Есть свои прививки. От любви. Как и любые другие прививки они не дают 100%-й гарантии. Есть фаза обострения и есть фаза ремиссии. Есть неизлечимые, и есть полностью безнадёжно излечившиеся. Есть излечившиеся, но мечтающие заболеть вновь. Есть люди с врождённым устойчивым иммунитетом к любви. Причины его непонятны. Есть те, кого лечат люди, и те, кого лечит время. Есть свои смертельные исходы. Есть осложнения и побочные эффекты. У лекарств и методов лечения есть, в свою очередь, свои собственные побочные эффекты. Есть симулянты, и есть лже-больные. Первые убеждают других, вторые — убеждают себя. Есть научные и народные средства от и для. Есть всезнайки, способные всё объяснить. И есть мистики, пребывающие в тумане неизвестности. Есть случаи легко прогнозируемые. И есть анамнезы, в которых ничего понять невозможно. Не говоря уж о том, чтобы что-то предвидеть. И есть ещё много чего другого…
        
И вот во всём этом хаосе случается иногда так, что вовлечённые и подверженные нисколько не беспокоятся по поводу всего этого. Само пройдёт — так и ладно. Не пройдёт — тоже хорошо.
        
А как надо — я не знаю.
Но в начале весны почему бы не вспомнить всё это? А потом — забыть. А после того…, совсем уж потом — суп с котом.