December 26th, 2015

Windmill

Про господина из Фриско

Послушал размышлизмы Дм. Быкова о «Господине из Сан-Франциско». Вначале он говорит о том, что «Господин из СФ» ценен не тем, что в нём написано, а привязкой к контексту. Написан-то он в 1915 и полон предчувствий всемирной катастрофы. Дескать.
Затем Быков перекатывает свою ментальную тележку на немного другую колею. Грит, что этот текст про то, что жизнь коротка и загажена. Но, тем не менее и в то же время, это небольшое повествование наполнено тёплым состраданием. И оттого близко, понятно и привлекательно для многих.
Не знаю… не знаю… Всё-таки сильна в Быкове внутренняя училка, стремящаяся расставить всё по правильным (как ей кажется) местам.
А по мне, так этот рассказ — про всех нас. Без осуждения, без сострадания, без тоски и без радости. Без привязки к контексту. Вне времени. Отчасти тем он и славен. Каждый читатель может найти в нём что-то про самого себя. И, конечно, форма и стиль тоже прекрасны. И вот это сочетание конкретно прекрасной формы и вневременного смысла и делает ГиСФ замечательным во многих смыслах текстом. Таких текстов не так уж и много, на мой взгляд.
Но вполне допускаю, что трактовать ГиСФ можно и по-другому. У каждого он свой. Как иначе?
Hozhai

Сказка

Сказка про мёртвого богатыря и семь царевен
                                                                                 
Одним ничем не примечательным днём ехал по кривой дороге через бескрайнее русское поле богатырь. Ехал он, ехал — да вдруг занемог. Головушка его закружилась, дыханье участилось, в глазах свет померк. Остановил он коня, устремил взор вдаль, улыбнулся — и помер. Бывает и так. Упал богатырь с коня. Лежит в поле. В небе солнце светит. В поле ветер дует.
По той же дороге в том же направлении, но немного позади, шёл некий Странник. Не стар и не молод. Не сыт, но и не голоден. Сам по себе — вольный человек!
И вот обгоняют того Странника одна за другой семь карет. В каждой карете — по царевне. Каждая видит лежащего в поле богатыря. Каждая думает: «Вот лежит богатырь! Поди умаялся — отдыхает. Да конь какой умный у него! Рядом стоит без привязи. Никуда не уходит. Хорошо, что не перевелись ещё в наших краях богатыри!» И все семь царевен проехали мимо. У них, поди, своих дел и планов предостаточно.
Дошёл до мёртвого богатыря и Странник. Сразу понял, что к чему. Снял с коня седло и сбрую, положил рядом на землю. Говорит коню: «Вышла тебе нынче воля, скачи, куда знаешь!» Конь на Странника левым глазом смотрит, а в глазу — слеза. Постоял Странник возле богатыря со снятой шляпой. Посмотрел в небо. Посмотрел в землю. Вздохнул, да и дальше пошёл своей дорогой. А и то — у всякого свой путь.
Что случилось далее с тем бездыханным богатырём, семью царевнами и Странником — никому не известно.