February 4th, 2009

Little Elephant

Про Паскаля, Фейнмана, однозначность, абсолюты, и понятия добра и зла

Ричард Фейнман в одной из своих лекций заметил:

«Одно из удивительных свойств природы заключается в том, что она допускает множество  интерпретаций. ... Если изменить законы, то окажется, что количество формулировок стало меньше. Я всегда считал этот факт таинственным и не понимаю причины, по которой правильный физический закон можно изложить столь большим числом способов».
(One of the amazing characteristics of nature is the variety of interpretational schemes which is possible. ... If you modify the laws much you find that you can only write them in fewer ways. I always find that mysterious, and I do not understand the reason why it is that the correct laws of physics seem to be expressible in such a tremendous variety of ways). 

Заметьте, речь идет о физике. Чего уж говорить о других науках! Число интерпретаций там уж никак не меньше. 

И в искусстве всё то же самое. Если перед нами нечто совершенно однозначное и не допускающее множества интерпретаций — то, вероятнее всего, это туфта или, иными словами, полная хрень. 

На эти самые грабли однозначности многократно наступали философы. Вот бывалоча ведут себе разумные речи, ведут… а потом бац! — и сформулируют что-то категоричное или возведут что-то в немыслимый абсолют. В этот самый момент их теории и становятся абсурдом.
 
Вот и Паскаль в своих заметках, собранных после его смерти под общим названием «Мысли», отмечал: «зло незамысловато и бесчисленно в проявлениях, а добро почти уникально». Это более чем спорно. И проблема тут возникает из-за абсолютизации понятий. Что есть зло? Что есть добро? Чем категоричней будет ваш ответ, тем дальше от истины вы окажетесь.

Мы намедни дискутировали об этом со славным юзером shkrobius  : http://shkrobius.livejournal.com/159060.html
(Предупреждалка: дискуссия на английском языке.) 

Друг друга не убедили, но мнениями обменялись. 
Little Elephant

Про философов

Беда многих философов — стремление к предельной однозначности и категоричности. Оттачивая мысль и совершенствуя аргументы, они, сами того не замечая, выстраивают абсолюты. И в самый последний момент, когда теория уже вроде бы построена, вдруг выясняется, что она по сути своей абсурдна.
 
Некоторые из них замечают это. Но число таких невелико.

Следствие: многие философские теории интересно наблюдать в процессе создания. Финальное же построение часто вызывает по меньшей мере недоумение.