November 9th, 2008

Little Elephant

Школа предубеждения

А ещё скажу про гордость злословие и предубеждение, так как случилось мне отсмотреть ШЗ с Солкиным ( юзер[info]victorsolkin  ). Увы, получилось не злословие никакое. А предвзятость. Pure prejudice.

Ничего по сути не зная о Солкине, и, в целом, с симпатией относясь к Толстой ( юзер[info]tanyant ), я, тем не менее, с горечью констатирую: увы, даже намека на объективность в передаче не наличествует. Мне тут говорят: а что вы хотите от злословия?!  А я отвечаю: и злое слово не должно быть субъективным на 100%. И даже более скажу: чем злее слово, тем больше возможностей должно быть для защиты, для иного взгляда, для независимой оценки, для трактовок оппонентов.

А так получается: на основании мнений одной стороны или собственных предпочтений дамы заранее решают — затоптать или облизать гостя. Передача остается интересной и в таком формате… но при этом случается и ненужно печальной… иногда.

PS.
As a result, Солкин бродит по Европе по ЖЖ и
ответно атакует злословов.  Ну, и кому это надо?
Бессмысленность какая-то.

PS+.
Можно ли выучить древнеегипетский за три года? Более безумного абсурдного камня преткновения придумать непросто. Мдя.
 
PS++.
А в тех редких случаях, когда злословы не решают заранее — хвалить или ругать, получается ерундень вроде той, что случилась в передаче с Горчевым. Эх, ну пусть уж ругают/хвалят тогда. Если по-другому никак, то пусть уж так.

Hozhai

Love stories

Watching Autumn in NY over TV again. This time I paid attention to the words "There're only two kinds of love stories. Boy loses girl and girl loses boy". It's sad but it's true. Some people think love stories are about having sex. Poor things!
Windmill

Чудище и дровосек

Чудище и дровосек
микро-пьеса

Действующие лица
Чудище
Дровосек
Девушка

Под негромкие звуки флейты поднимается занавес. Перед зрителями — городская площадь с горожанами. Кто-то что-то покупает, кто-то просто глазеет по сторонам, а кто-то и целенаправленно спешит куда-то. В центре площади — возвышение. Бодрыми шагами на площадь выходит Дровосек и поднимается на возвышение.

Дровосек: Друзья! Горожане! Надо что-то уже делать! Кругом — одни чудища. Раньше они встречались только в лесу. Встретить кого-нибудь из них мог разве что дровосек. Как я, например. (Гордо обводит площадь взглядом.) Ныне же они все чаще и чаще из лесу выходят. И одно из них, о ужас, уже официально поселилось в городе. Это возмутительно. Стало уже страшно пускать на улицу детей без присмотра. Ваше молчаливое попустительство приведет к многим бедам! (Спускается с возвышения и покидает площадь.)

Горожане никак не реагируют на выступление дровосека. Через некоторое время на площади появляется Чудище. Оно улыбается и шаркающей старческой походкой подходит к возвышению, затем медленно поднимается наверх.

Чудище: Я знаю… мне говорили… Дровосек мутит воду и настраивает горожан против меня. Но что я? Что я вам сделало. Я перебралось в город, так как Дровосек стал рубить деревья уже возле моего маленького уютненького домика. Что мне было делать? Ждать рокового взмаха топора? Друзья! Послушайте, что я вам скажу! Если и есть на свете опасные люди, то это дровосеки. Они уничтожают лес и губят природу! С каждым взмахом их топора в топку уходит то, что Природа создавала в течение многих лет. Остановите Дровосека! Пока еще есть время!

Горожане вновь никак не реагируют. Чудище покидает сцену. После небольшой паузы на сцене одновременно появляются Дровосек и Чудище. Они с разных строн движутся в направлении возвышения. Повстречавшись, они церемонно раскланиваются друг с другом. Первым наверх поднимается Дровосек. Он отставляет свой топор в сторону и протягивает руку Чудищу, чтобы помочь ему подняться. Когда Чудище оказывается наверху, Дровосек спотыкается о собственный топор и падает. Чудище помогает Дровосеку встать и отряхнуться. Возле возвышения останавливается Девушка.
 
Чудище: Благочестивые горожане! Не верьте Дровосеку! Лес — это чистый воздух! Лес — это частица Природы! Не допустим его превращения в дрова! Топить печи — только углем!
Девушка: Правильно! Сохраним живое!
Дровосек: Братья! Вам не страшно? Я имею в виду: вы не боитесь слушать призывы Чудища? Оно вам наговорит! Только уши развесьте! С каких это пор вольные горожане с благоговением внимают чудищам? Опомнитесь! Вот у меня тут есть книга. (Достает книгу из-за пазухи.) Народные сказки. Перечитайте!
Девушка: Верно! Помню! От чудищ добра не жди!    

Дровосек спускается вниз, забыв свой топор. Внизу он поворачивается и протягивает руку Чудищу, чтобы помочь тому спуститься. Потом, как бы опомнившись, отдергивает руку и удаляется. Чудище замечает оставленный Дровосеком топор и порывается криком вернуть Дровосека, однако потом спохватывается и, оставляя топор на возвышении, спускается вниз. Уходит. Вновь слышится флейта.

Девушка: Какие славные! Завтра еще приду послушать.

Занавес.