March 23rd, 2008

Windmill

О шалунах и проповедниках (Беседы с Ремарком и Шварцем)

«Нельзя привязываться к людям всем сердцем, это непостоянное и сомнительное счастье. Еще хуже-отдать свое сердце одному-единственному человеку, ибо что останется, если он уйдет? А он всегда уходит…»
Э-М. Ремарк «Станция на горизонте»

1. Не только к людям. Привязанность к вещам, событиям, мечтам и воспоминаниям опасна в той же мере. И все они также уходят… Вернее, их забирает время.

2. Нельзя. Но есть ли выбор? Все эти привязанности, всё это стремление к преходящему и сомнительному счастью, вся эта иррациональность подобного рода — суть то, что делает человека человеком. Сознательно избегая привязанности, человек убивает в себе частичку человека. Уж можете не сомневаться.

Хозяин. Нет, не знаю! Ты не любил девушку!
Медведь. Неправда!
Хозяин. Не любил,  иначе волшебная  сила безрассудства  охватила бы тебя. Кто смеет рассуждать или предсказывать,  когда высокие  чувства овладевают человеком? Нищие, безоружные  люди сбрасывают  королей с престола из любви к ближнему. Из любви  к родине солдаты подпирают смерть ногами, и та бежит без оглядки. Мудрецы поднимаются  на небо  и ныряют  в самый  ад — из  любви  к истине. Землю перестраивают из любви к прекрасному. А ты что сделал из любви к девушке?
Медведь. Я отказался от нее.
Хозяин. Великолепный поступок.  А ты знаешь, что всего только раз в жизни выпадает влюбленным день,  когда все им удается. И ты прозевал свое счастье. Прощай. Я больше не буду тебе помогать. Нет! Мешать начну тебе изо всех сил. До чего довел… Я, весельчак и шалун, заговорил из-за тебя как проповедник. Пойдем, жена, закрывать ставни.
Хозяйка. Идем, дурачок…
Евгений Шварц. «Обыкновенное чудо»

Вы скажете: Шварц и Ремарк говорят о разном. Да, о разном. Но в то же время и об одном. Об иррациональности, если угодно.

Windmill

А вот и ещё примерчик подоспел...

Вдогонку к предыдущему посту об иррациональности.

Вот Воронцова-Юрьева пишет в очередном опусе-откровении:

«Но в том-то и дело, что остановиться Татьяна не может. Ведь безумные порывы, состояния аффекта проходят исключительно у здорового человека. У человека же психически нездорового никаких таких порывов попросту нет, а есть мания, сверхценная идея – проще сказать, «свое кино» в голове, и с довольно сильным отрывом от действительности. Что мы, собственно, и наблюдаем».

Объявляя пушкинскую Татьяну человеком психически нездоровым, В-Ю в очередной раз смешит людей. То ли влюблена сама никогда не была... то ли  «волшебная  сила безрассудства» для нее оксюморон... не знаю...

Горе от ума. Ей-ей.

Windmill

Fighting windmills

Такой уж видно сегодня день: один пост цепляет за собой другой. 

Решил почитать повнимательней новое сочинение юзера vorontsova_nvu. И вот что хочу я доложить вам, милостивые государи мои. Не следует думать, что я вижу главную ошибку Воронцовой-Юрьевой в её отношении к Татьяне Лариной. Вовсе нет. Беда в другом. Воронцова-Юрьева берёт на себя миссию разоблачителя, причём такого, кому достоверно известна Истина. Пушкин заблуждался. Белинский заблуждался. Писарев ближе всех подошёл к правильному пониманию, но и он не сдюжил. Ума всем не хватило! А Воронцова-Юрьева сделала то, что не смогла сделать тов. Шамаханская! Смешно, право дело!
 

Мужественно и категорично Наталья пишет:
«Таким читателям и критикам не нужна истина – им нужна ложь. Зачем же и, главное, что и кого именно они защищают? Они защищают себя – либо свои собственные неприглядные манипуляции, от которых им не хочется отказываться и в качестве нравственного оправдания которым они как раз и приводят точно такие же манипуляции литературных персонажей (и это самая распространенная причина подлога), либо того хуже – они защищают свою собственную болезнь и свое категорическое нежелание лечиться». 

Но чем же в таком случае она сама отличается от тех, кого критикует? Ничем. Они настаивали на своём. Наталья настаивает на своём. Ну и? Почему ей позволительно защищать «собственные неприглядные манипуляции», а всем её предшественникам — нет??? Забавность ситуации состоит в том, что Наталья скорей уподобилась, а не дистанцировалась. 

А суть же заключается в следущем! Вопрос «какова Татьяна Ларина на самом деле?» не имеет большого смысла. Более того, если уж и задавать этот вопрос, то уж точно не в рамках литературоведенья. Это дурная традиция русской (советской) средней школы — подменять литературоведческий анализ размышлением о нравственной оценке поступков персонажей. А в таких оценках, ясен пень, не много объективности! 

Каждый читатель имеет право на собственную трактовку образов Татьяны Лариной, Анны Карениной и пр. Никакого «на самом деле» тут нет. Более того, чем гениальней произведение, тем больше трактовок оно допускает! Истиный шедевр тем и отличается от учебника по алгебре. И коль скоро это так, то приходится мириться с тем, что образ Татьяны Лариной в голове у каждого свой. И хвала небесам, что это так. 

И Воронцова-Юрьева, конечно, имеет полное право на своё собственное прочтение. И оно, это прочтение, действительно может быть интересным само по себе. Но! Принимать его за окончательную истину глупо. Это просто одно из мнений. Субъективное, конечно. Крайне субъективное, я бы даже сказал. И интересно оно именно в этом качестве. А стоит его (или какое-либо другое мнение) возвести в абсолют — и оно тотчас становится смешным и наивным.