September 29th, 2007

Windmill

Гофман, Гришем, Михалков…

Сбродил в кино, посмотрел «12» Михалкова. Ничего так. Посмотреть можно.

Правда, несколько раз ловил себя на мысли о том, что не могу заставить себя поверить в происходящее на экране; не могу погрузиться в описываемый мир… Оно ведь как бывает? Смотришь порой нечто совсем далекое от реальности (сказку, боевик или притчу какую Гофмана) — а всё равно веришь событиям и героям сопереживать начинаешь. А тут, вроде как, и близкое к реальности действие, а всё равно чувствуется что-то искусственное во всем этом. И избитое «не верю!» Константина Сергеевича так и просится на уста.

Из-за чего так случилось — не знаю. Может, не следовало выбирать на все роли присяжных столь ярко окрашенных актеров…  Может, переигрывают все чуток… Может, сценарий чересчур ходульно-модульный… Но факт остаётся фактом.

А потом, все эти пафосные диалоги и сцены! То присяжные вдруг душу выворачивают свою наизнанку, то вдруг представление разыгрывать начинают… Воля ваша, милостевые государи, но не верится мне во все это. Нет, в том, что люди наши на крайнюю откровенность способны — сомнений нет. Но контекст другой должен быть. Вот выпьет человек лишнего да и снимет с себя последнюю рубаху — верю! Или вот человек в вагонном купе случайному попутчику всю правду посконную про жизнь свою непутёвую выложит — тоже верю! А чтобы так, как в фильме — не верю! Вот, скажем, Стоянов играет там человека, учившегося то ли в Гарварде, то ли ещё где-то в этом роде. Так натурально получился персонаж комедии дель арте. Маска неплохая. Для маски — недурно! Но уместно ли в контексте?

Или взять надрыв этот… Вот, к примеру, никак не могу себе представить, чтобы герои Джона Гришема («Вердикт») стали бы произносить монологи с таким надрывом, как в фильме у Михалкова. Вы скажете: так там Америка, а у нас тут совсем другое. Согласен! Но и у нас, чтобы надрыв этот наблюдать, надо человека до крайности довести, до черты, до предела. А чтобы вот так, как в фильме — нет, не верю. Если угодно, я готов больше поверить героям пьесы Гельмана «Протокол одного заседания» («Премия»), чем поверить искренности персонажей фильма Михалкова. Несмотря на прекрасную игру каждого актёра в отдельности.

А так, ничего фильм. Посмотреть можно, да.