April 2nd, 2006

Hozhai Cat

О гейшах

Посмотрел «Мемуары гейши». Книги не читал. Самое большое опасение было: может ли западный автор, западный кинематограф и актриса-китаянка адекватно передать суть какого-либо явления японской культуры. Ведь достаточно вспомнить образы русских в голливудских фильмах. Для иностранцев оно, может, и нечего. А русский зритель не может не ощутить некоторой карикатурности.

Отчасти опасения оправдались. Не знаю, как передать словами… Но что-то не так…

Полез в Интернет почитать отзывы. Почти сразу же натолкнулся на статью Japanese on Edge Over Spielberg's Geisha Film, в которой, в частности, написано: 

Peter MacIntosh, an expert on geisha who has been advising the film's director, Rob Marshall, admitted there was widespread anxiety within the profession about the impact of the film. "It's not being made for a Japanese audience and it looks like they're going to juice it up a bit. Anyone who knows something about Japanese culture might actually be appalled by the whole thing.

Вот оно! Именно этот juicing up я и имел в виду. Именно его и опасался. Видать не зря…

Sagittarius

О графоманах (сумбурные заметки на полях шляпы)

По Ожегову:

ГРАФОМАНИЯ -и, ж. Болезненное пристрастие к сочинительству.

Вопрос: для кого болезненная? для автора? для его близких? для его издателей? для его читателей? для всех вместе?

По мнению Юрия Буйды:

Графомания — это мистическая потребность в письме.

Возможно… Но, вроде как, ярлык «графоман» навешивают не за потребность, а по результату деятельности. В общем, тоже не слишком удачная формулировка.

Говорят ещё, что графоман — это писатель без читателей. Но, опять же, не всегда так бывает, на мой взгляд.

Как оно на самом деле мне не известно. Мне видится так: графоман — это человек, реализующий свою потребность писать тексты без достаточно высокой критической самооценки. Редактировать написанное, выкидывать лишнее, переписывать тексты по нескольку раз, создавать новые варианты и т.п. — это не удел графомана. Он рвется вперёд к созданию новых творений, не тратя силы на доведение до ума уже написанного. Там, где можно написать 10 страниц, графоман пишет 100. Если можно обойтись 100 словами, графоман выдаёт на гора 100000. И т.п.

У графомана, конечно, могут быть и читатели. Почему бы и нет? Кого-то ведь и неотшлифованные длинноты могут забавлять.      

Меня же в графоманстве более всего огорчает неуважение к чужому времени. Ну, почему читатель должен тратить три часа на то, что можно было бы воспринять за 10 минут? Ради художественности? Ну, да, ради неё можно и потерпеть… А вот если её нет — тогда pardon!  Тогда в печь всю эту литературу! В топку!

Поэтому созерцание трёхтомника «Как правильно завязывать шнурки» вызывает у меня в лучшем случае снисходительную усмешку…